Китайские форекс брокеры компании, работающие на рынке КНР

Честные брокеры бинарных опционов за 2020 год:

Сможет ли юань вытеснить доллар США?

Особый путь развития Китая сказался и на его валютной политике и регулировании. Начавшиеся в начале 80-х годов прошлого столетия, преобразования в стране привели к стремительному росту экономики КНР и, соответственно, к увеличению его влияния на международной арене не только на различных рынках, но и в финансовой сфере. К концу 90-х годов Китай стал обладателем второго по величине золотовалютного резерва и самым крупным держателем долговых обязательств такой сверхдержавы, как США. Ныне Китай занимает одно из ведущих мест в мировой экономической системе, а его валютная политика оказывает огромное влияние на мировые финансовые рынки.

Чем валютная политика КНР отличается от западной?

Как отмечают эксперты академии форекс и биржевой торговли Masterforex-V:
• валютная политика КНР отличается высокой эффективностью и спецификой, далекой от той, что принята в странах с либеральной экономикой;
• это помогает руководству страны противостоять внешним влияниям и продолжать успешное развитие хозяйства КНР даже в условиях глобального кризиса;
• валютное регулирование в Китае за годы реформ постоянно меняется в соответствии с требованиями текущей ситуации, проходя путь эволюции, далекий от общепринятых канонов.
• очередным этапом этой эволюции становится все большая востребованность китайской денежной единицы на валютных рынках;
• с июля 2020 года начали проводиться финансовые операции с юанем вне КНР;
• пока их объем крайне невелик по сравнению с общим объемом операций на финансовых рынках, но спрос на юань оказался значительно выше прогнозируемого и постоянно растет;
• в декабре 2020 года объем операций с юанем уже составил 400 млн. долларов. Цифра может показаться более чем скромной в сравнении с 4 триллионами долларов ежедневного объема торгов на финансовых площадках, однако следует учитывать тот факт, что спрос на юань увеличивается опережающими темпами;
• китайское правительство уже разрешило проведение операций с использованием юаня 67 тысячам компаний, тогда как в начале июля их было всего 365. Растет и размер средств этих компаний, которые размещены на счетах в банках Гонконга – в абсолютных величинах их объем достиг 45 млрд. долларов или 300 млрд. юаней;
• как считают специалисты компании Standard Chartered, количество импортных сделок с использованием юаня в ближайшие годы достигнет 20-30%, в отличие от сегодняшнего одного процента. Шаги китайского правительства на некоторое усиление конвертации юаня привели к росту этой валюты по отношению к американскому доллару.

Прогноз: станет ли юань свободно конвертируемой валютой?

Классики либеральной экономики преподносят идею свободной конвертируемости национальных валют как некий показатель ее значимости в мировой финансовой системе. Однако, начавшиеся сейчас «валютные войны» показали, что для национальных экономик отсутствие конвертируемости валюты является скорее плюсом:
• неспособность лидеров западных стран справится с кризисными явлениями в своих государствах, толкнула их на путь поиска возможности удешевления собственных валют с целью увеличения экспортных возможностей экономик.
• на данном этапе основные события «валютных войн» происходят на линии противостояния евро и доллара, однако американские финансовые круги видят основным своим противником именно Китай;
• глава ФРС США господин Бен Бернанке заявил недавно, что тот курс, которого придерживаются в КНР относительно юаня, имеет крайне негативные последствия, как для экономики США, так и для всей мировой экономической системы;
• помимо этого, считает глава ФРС, низкий курс юаня может грозить неконтролируемыми инфляционными процессами и в самим Китае, а сдерживание укрепления юаня за счет отсутствия его свободной конвертации характеризуется, как отсутствие собственной «валютно – кредитной политики» у руководства КНР;
• преимущества китайских экспортеров за счет регулируемого курса китайской валюты, считают в руководстве США, приводят к тому, что торговый баланс между странами нарушен, а виновниками огромного торгового дефицита называют именно Китай, не желая признать тот очевидный факт, что корни всех экономических проблем США находятся именно в Вашингтоне.

Пока юань не стал свободно конвертируемой валютой, он торгуется в узком флете уровня Н8 (6.6195-6.6700), который сформировался, как коррекция к медвежьей волне уровня Monthly (6.8357-6.6195), начавшейся еще в 2009 году. Эксперты факультета изучения торговой системы Masterforex-V, полагают, что внутри данного флета сформирована медвежья волна 6.6700-6.6400 уровня Н4, к которой в данный момент формируется волна — «момент истины» МФ, которая и покажет дальнейшее направление среднесрочного тренда: пробитие верхней границы флета укажет на на ФЗР Н8, тогда следующим важным уровнем сопротивления станет уровень 6.7021, либо пробитие границы узкого флета 6.6400 с формированием ФЗР Н4, тогда следующим важным уровнем сопротивления станет уровень исторического минимума — 6.6195.

С чем в первую очередь связаны такие заявления?

Аналитики академии биржевой торговли отмечают, что:
• подобные заявления связаны с тем, что США не может каким-либо образом влиять на экономику КНР, так как на свободном рынке слишком мало китайской национальной валюты, что делает невозможным скупку ее в таких количествах, которые позволят оказывать какое-либо давление на экономический курс Пекина.
• укрепление юаня привело бы и к тому, что самый большой должник Китая, которым являются США, уменьшил бы свой долг перед этой страной, не прилагая к тому никаких усилий, переложив на плечи китайской экономики значительную часть собственных проблем, связанных с неэффективной экономической политикой Вашингтона.
• следует учитывать и то, что финансовая зависимость Вашингтона от Пекина делает его и политическим заложником Китая;
• ряд аналитиков связывают валютную политику КНР с тем, что руководство Китая отпустит курс юаня в свободное плавание только тогда, когда КНР в своем развитии станет первым по величине мировым государством и сможет успешно заменить американский доллар, как мировую резервную валюту.
• подобный сценарий пока не подтверждается официальными китайскими источниками, но шаги в этом направлении были предприняты китайскими руководителями еще в 90-х годах прошлого столетия;
• первым этапом в реализации таких планов, принятых генеральным секретарем Цзян Цземинем, стало проведение с начала 2000-х годов торговых операций с соседними государствами, где в качестве единицы расчетов использовался юань;
• далее, с начала 2008 года Китай стал реализовывать операции валютного свопирования с рядом государств юго-восточной Азии и Республикой Беларусь. Ныне вводятся налоговые льготы для тех компаний, которые в расчетах с зарубежными партнерами используют китайскую валюту;
• одним из этапов станет использование юаня, как средства накопления для граждан и финансовых институтов вне КНР, а последним, завершающим этапом планируется придание юаню статуса мировой резервной валюты, которую будут скупать крупнейшие финансовые институты и Центральные банки.
Полной свободы конвертации китайского юаня не следует ожидать до тех пор, пока экономика КНР не станет доминирующей в мире, а между Китаем и США не будет решен вопрос о долговых обязательствах Вашингтона перед Пекином.

Важная новость для трейдеров:  Стратегия «Резонатор»

По мнению председателя центрального банка Гонконга Нормана Чаня, свободно конвертируемый юань положит начало новым взаимоотношениям в мировой финансовой системе. Таким образом мир стоит на пороге новой эры — эры китайского юаня.

Эксперты академии биржевой торговли Masterforex-V и редакция журнала «Биржевой лидер» проводят опрос : как вы считаете, сможет ли юань заменить доллар США?
• да, юань скоро вытеснит доллар;
• нет, юань не будет мировой валютой, это исключено.

Банковский бизнес по-китайски

Банковский сектор Китая сегодня вызывает огромный интерес не только у иностранных инвесторов, стремящихся расширить свое присутствие на этом финансовом рынке, но и у экспертов, наблюдающих за развитием экономики Поднебесной. Обладая одной из самых массивных ресурсных баз, банковская система КНР испытывает значительные трудности в своем развитии, которые вселяют тревогу в иностранных инвесторов.

Русскоязычные брокеры бинарных опционов:

Кредитные бюро без языка

В КНР один из самых высоких показателей отношения сбережений к доходам населения, в 2003 году он достиг почти 40%. Однако сегодня в банковской системе Китая немало проблем.

Одна из самых серьезных и практически непреодолимых трудностей – качество кредитного портфеля банков. Сами банкиры отмечают, что их «тянет вниз» в первую очередь потребительское кредитование. И хотя объемы выданных банками потребительских кредитов не столь велики в сравнении с совокупным портфелем, они постоянно растут. Так, если за 2002-2003 гг. совокупный объем выданных китайскими банками кредитов вырос на 13-14%, то объемы потребительского кредитования за этот же период увеличились почти в 2.5 раза и на конец прошлого года превысили отметку в $195 млрд. Однако даже при таких темпах роста объем проблемных потребительских займов на начало 2004 года оценивался разными источниками от 20% до 30%. На рынке потребительского кредитования банкиры страдают, прежде всего, от отсутствия общенационального кредитного бюро. И хотя для КНР не характерны недостатки, связанные с организацией функционирования бизнес-инфраструктуры, на этот раз регулятор допустил ошибку, разрешив создавать кредитные бюро стихийно в рамках больших городов и отдельно взятых провинций. В итоге бюро, связанные с конкурирующими банками, не могут найти общий язык и договориться о взаимном предоставлении информации. Проблемные заемщики растут как на дрожжах: получив кредит в одном банке, они обращаются за новым кредитом в соседней провинции.

Китайцы признают, что вести учет населения страны в 1.3 млрд. человек становится все сложнее и сложнее. Власти зачастую затрудняются прокомментировать миграционные процессы внутри страны и ответить на вопрос о точном количестве жителей, проживающих в том или ином регионе. В результате информационная инфраструктура кредитных организаций практически парализована.

По оценкам экспертов международных организаций, в национальное кредитное бюро нужно вложить около полумиллиарда долларов, чтобы эта структура начала хотя бы номинальное функционирование. Пока же некоторые небольшие банки КНР публикуют фотографии и реквизиты проблемных заемщиков в средствах массовой информации, оплачивая в газетах общенационального значения целые «полосы позора».

Кредитование по-коммунистически?

Не меньшие опасения вселяют проблемы на рынке кредитов субъектам предпринимательской деятельности и государственным предприятиям. Российские банкиры со стажем отлично помнят, что такое кредитование при «развитом социализме», когда государственные предприятия получают кредиты, активно проедая их и образуя гигантские суммы просроченных займов. И хотя в КНР давно отошли от стопроцентного госкредитования, проблемные займы государственных предприятий дают о себе знать. В какой-то мере государственные предприятия подают заразительный пример частникам. Добавим также, что эти процессы разбавляются волной коррупции, уже давно накрывшей четыре главенствующих в отрасли государственных банка.

Давать статистическую оценку деятельности китайских банков на кредитном рынке очень сложно, официальные данные существенно отличаются от цифр, фигурирующих в докладах S&P или информационных сообщениях Bloomberg. Так, например, по официальным данным, доля проблемных кредитов, выданных китайскими банками, в 2003 г. колебалась от 20% до 25%, а по оценкам S&P, она достигла катастрофического размера в 50%.

Вторым «бичом» является безудержный рост кредитов. За последние три года они росли в среднем на 15%. Если темпы роста и снизятся, то в течение двух трех лет значительная часть сегодняшних кредитов превратится в проблемные займы. Для решения проблемы невозвратов эксперты призывают оказать помощь китайским банкам в размере от $100 млрд. до $500 млрд., причем львиная доля приходится на четыре государственных банка.

Но важнее не просто «залить» в систему полтриллиона долларов, а обеспечить ее реформирование. Иначе нынешний коктейль из госсобственности на финансово-кредитные организации, плановой экономики и коррупции превратит банковскую систему КНР в «машину по производству проблемных кредитов».

Начало реформ по известному принципу

Но не все так уж плохо. Еще в 2001 году, при вступлении во Всемирную торговую организацию, официальный Пекин продемонстрировал понимание проблем собственной банковской системы и готовность заниматься реформами, объявив, что с 2006 г. снимает все ограничения на работу иностранных банков в КНР. Сегодня такое решение подталкивает пекинские власти к тому, чтобы повысить конкурентоспособность собственных банков.

Понятно, что у страны с постоянно растущим населением нет свободных полутриллиона долларов. Золотовалютные резервы КНР на конец прошлого года оценивались в размере $430-450 млрд. Именно поэтому регулятор и Народный банк Китая избрали стратегию реформ по известному принципу: спасение утопающих – дело рук самих утопающих. Материальная помощь досталась лишь государственным банкам, которым выделили около $45 млрд. из золотовалютных резервов. Интересно, что эти государственные инвестиции попали только в два банка – Банк Китая и Строительный банк Китая. Оставшиеся $400 млрд. резервов будут переданы в управление специализированной инвестиционной компании, которая примет участие в преобразованиях обоих банков. В КНР, похоже, уже выстроили вертикаль реформы банковской системы. И хотя ни Народный банк, ни Комиссия по регулированию банковской деятельности еще не публиковали никаких программ реформирования, анализ высказываний функционеров упомянутых ведомств за последние несколько месяцев дает возможность понять общую идеологию реформы банковского сектора Поднебесной. Во-первых, собираясь уходить из банковского сектора, государство постепенно уменьшает свою долю в собственности четырех гигантов: Банка Китая, Строительного банка, Промышленного и коммерческого и Сельскохозяйственного банков. Большинство из них уже корпоратизированы, и их акции торгуются на фондовой бирже. Фактически это начало приватизации банковского сектора. Западные эксперты, работающие над проблемами экономического развития Китая, указывают, что «большая государственная четверка» может быть разделена на более мелкие банки с целью избежания отраслевого монополизма. Но в этом случае правительство получит значительно меньшие суммы от продажи госпакетов. Во-вторых, КНР особые надежды возлагает на иностранных инвесторов, которым в этом году разрешили покупать до 25% акций китайских банков. Приватизация банковского сектора должна привести к тому, что трудности по реструктуризации будущих проблемных займов лягут на плечи новых акционеров и, соответственно, перестанут быть проблемой государственной важности. Идея найти деньги на реструктуризацию отрасли на мировых фондовых рынках не нова, а рост иностранных инвестиций в КНР за последние несколько лет делает ее возможной на практике.

Важная новость для трейдеров:  Бинарные опционы суть торговли

Заграница им поможет

Весь прошлый год прошел под знаком поиска иностранных инвесторов в банковский сектор КНР. На сегодняшний день только 73 иностранных банка имеют право проводить операции на территории Китая. Власти искусственно притормаживают остальных, чтобы вызвать интерес иностранцев к подлежащим приватизации банкам. Так, на ноябрь 2003 г. в КНР на рассмотрении регулятора находились обращения 191 иностранного банка. Народный банк как бы намекает: если кто хочет поработать на рынке банковских услуг Поднебесной, самый простой способ – приобрести акции уже существующего китайского банка, и совсем не важно, государственный это банк или частный. Такая политика возымела эффект. Осенью 2003 г. стало известно, что американская корпорация Newbrige Capital ведет активные переговоры о покупке пакета акций Shenzhen Development Bank. В январе 2004 г. самый крупный частный банк КНР Minsheng Banking Corp. объявил о продаже 20% своих акций на фондовой бирже Гонконга.

Интересно, что это далекo не первый случай выхода китайского банка на Гонконгскую фондовую биржу. Примерно за год до инициатив Minsheng Banking Corp. на биржу попали акции Банка Китая, ныне крупнейшего банка страны. Банк Китая давно интенсифицирует интеграционные процессы, открывая закрепленные за собой рынки иностранцам. Эпохальным событием можно считать открытие совместной управляющей компании с известным американским инвестиционным банком Merrill Lynch. Приход таких гигантов инвестиционного бизнеса, как Merrill Lynch, сам по себе означает оживление фондового рынка. Банк Китая теперь получает окно в американский фондовый рынок, в которое, по-видимому, скоро будет выпрыгивать сам и выталкивать своих клиентов из небанковского сектора.

И хотя Merrill Lynch восторженно оценивает перспективы китайского рынка, эксперты указывают, что создание совместной управляющей компании – это только первый этап, на котором грамотно прощупываются возможности для ведения инвестиционного банковского бизнеса между КНР и США. И все же приход иностранных инвесторов в банковский сектор Китая таит в себе ряд опасностей. Тотальная приватизация выведет из-под контроля правительства большую часть операций в банковском секторе. Уже сейчас ясно, что, помимо раскрученных брэндов, подобных Merrill Lynch или Bear Stearns, на рынок КНР попадут «темные лошадки», следовательно, придется усиливать систему мониторинга за отмыванием средств. Через этот процесс прошли практически все посткоммунистические страны. Но это лишь малая часть назревающей проблемы.

Представим ситуацию, когда в Китае соберутся профессионалы из США и Евросоюза – юрисдикций с очень жестким законодательством, регулирующим систему контроля и управления в корпоративном бизнесе. Вероятно, даже у серьезных банковских холдингов возникнет желание попользоваться изъянами китайского законодательства в отношении регулирования качества корпоративного управления. Очевидно, что всем регуляторам финансового рынка КНР в скором времени придется переделывать концепции регулирования на западный манер.

Банковский бизнес в КНР, безусловно, испытывает административное давление, исполняя задачи, поставленные компартией. Тем не менее, прозападные нотки в регулировании банковской деятельности видны уже сейчас. Народный банк Китая внимательно прислушивается к рекомендациям Базельского комитета и Международного банка расчетов. На британский манер в КНР отделили функцию банковского регулирования от центробанка страны, создав несколько органов регулирования финансового рынка, которые легко могут быть интегрированы в единый мегарегулятор.

Бизнес под диктовку

Набор банковских услуг в КНР весьма стандартен. Так, например, в Банке Китая можно свободно получить кредитную карточку одной из общепринятых международных платежных систем, обменять юани на иностранную валюту, открыть депозит в иностранной валюте или в юанях. Интересно, что в Поднебесной достаточно низкий уровень ставок по депозитам. Так, например, по состоянию на 31 марта 2004 г. ставка Банка Китая по депозитам в юанях до востребования составила всего 0.72%. По срочным депозитам в национальной валюте ставки колебались от 1.71% (при вкладе на 3 месяца) до 2.79% годовых (при вкладе на 60 месяцев).

Показательны ставки Банка Китая по срочным депозитам в иностранной валюте. Так, при депозите на 24 месяца по состоянию на 31.03.2004 г. банк выплачивал по долларам США 0.6875% годовых, по евро – 1.3125%, по иене – 0.01%, по гонконгскому доллару – 0.1625%.

Банк Китая оказался не одинок. Политику дискриминации валютных депозитов ввел также Промышленный и коммерческий банк Китая. Ставки здесь практически такие же по всем видам валют. Понятно, что конкурировать на рынке с одинаковыми ставками очень тяжело, однако большая емкость сектора, работающего под контролем двух названных банков, дает им возможность поддерживать ставки на предельно низком уровне.

На конец марта 2004 г. Промышленный и коммерческий банк Китая предлагал своим клиентам кредиты до 1 года по ставке 5.31% годовых, до 6 месяцев – 5.04%, тогда как по потребительским займам у этого банка ставки были гораздо ниже. Например, на начало марта 2004 г. ставка по потребительскому кредиту до 5 лет составила всего 3.6% годовых, а по ипотечному кредиту на срок более 5 лет – 5.04% годовых.

Важная новость для трейдеров:  Форекс брокер FXOptimax — обзор, официальный сайт fxoptimax.com, условия

Уроки для России

Сегодня российская и китайская банковские системы в чем-то похожи. Тот же бум на рынке потребительского кредитования, то же наличие приоритетности валютных депозитов в сбережениях населения. Сами банки в принципе сопоставимы по объемам совокупного капитала и активов.

Власти КНР фактически поставили перед собой цель – создать к 2006 г. конкурентоспособный банковский сектор. Решить эту задачу возможно только через создание в стране и за рубежом полноценного рынка банковских акций. Это серьезная цель, но при успешном достижении ее КНР получит уже интегрированный в мировую экономику банковский сектор. В России пока не задумываются о похожей стратегии капитализации банковской системы. Рынок банковских акций, прямо скажем, отсутствует, а из действующих российских банков на мировой рынок со своими акциями через механизм депозитарных расписок вышел только один коммерческий банк. Совершенно понятно, что сегодня банковский сектор в России – это один из источников финансирования дальнейшего экономического роста страны. Его усиление по китайскому примеру может не только привнести дополнительные ресурсы в отрасль, но и предотвратить назревающий кризис, вызванный ухудшением качества российских банковских активов. Не пора ли взять пример с нашего восточного соседа, ускоряя реформы российского олигархического банковского сектора, максимально приближая его к фондовому рынку, способному решить проблемы как капитализации, так и реструктуризации?

IPO китайских акций в 2020 году — основная их особенность – недооцененность

Алибаба, аналог Твиттера в Китае и один из крупнейших производителей мясной продукции в мире – вот список основных IPO компаний из КНР, которые планируют выход на американские биржи в 2020 году.

На 2020 год в список IPO китайских акций входят:

первичное размещение приблизительно на 4 млрд. $ акций Dianping, аналога компании Yelp.

Также, следует отметить планируемое IPO на гонконгской бирже на сумму 5,3 млрд. $ от крупнейшего производителя свинины WH Group. Отличный подарок.

Если бы я писал передовую статью для газеты China Daily, я бы обязательно написал, что IPO покрывают все важнейшие сектора экономики. Однако это не соответствует действительности. Большинство планируемых IPO относится к компаниям онлайн-сектора и лишь одно – к продовольственному сектору. Что-то здесь отсутствуют компании солнечной энергетики. Означает ли это, что один из важных секторов экономики выдохся?

Сейчас в китайских акциях можно покупать главным образом телекомы. А вот инвестиционные идеи в китайских расписках значительно разнообразнее и более привлекательны. Возникает вопрос: «сколько еще можно расти?» Например, iQiyi является ни чем другим, как дочерней компанией Baidu. Интересно, как IPO дочерней компании отразится на капитализации основной компании?

Китайская экономика в 2020 году и первичные размещения акций (IPO)

В начале этого года зафиксирован рост добавленной стоимости промышленных предприятий Китая на 8,6%в годовом исчислении. В горной добыче рост составил 3,5%, в обрабатывающей промышленности — 9,8%, в сфере коммунальных услуг — 4,0%. Этот рост в различных секторах экономики имеет свои причины. Например, в обрабатывающем секторе КНР рост добавленной стоимости обусловлен двумя факторами:

Рост химического сектора, оборудования и машин на 11-13%.

Планируемые IPO Китайских компаний как джентльмены удачи. Так, химики Tianhe Chemical попали в очень неприятную историю с западными банками. Машины оказались пузырем: так, China Grand Automotive первоначальный объём размещения на бирже Гонконга серьезно раздул. Еда является производной от сложившихся цен на сырьё и объема розничных продаж. Однако розничные продажи растут по 10,8% в год с учётом инфляции, но их рост без учёта цен замедлился за два года с 13-15% до 11-13%. Китайская свинина подорожала практически вдвое, но тем, кому необходимо купить продовольствие в больших объемах лучше приобрести на чикагской товарно-сырьевой бирже фьючерс на свинину.

Индексы деловой активности плохо выражают сдержанный оптимизм, для этого лучше посмотреть статистику компаний по прибыли:

По 10,3% в год увеличиваются агропищевые доходы, но общий рост прибыли промпредприятий составляет всего 9%.

При этом следует учитывать, что в марте экспорт из КНР сократился на 6,6% в годовом исчислении, импорт – на 11%. Власти Китая говорят об отсутствии намерений предоставлять краткосрочные стимулы. Все это свидетельствует в пользу успеха акций онлайн-сектора, особенно если экономика КНР будет расти, за счёт внешней торговли, что, несомненно, проявится в онлайн-секторе.

Следует уточнить, что онлайн-сектор — это не всегда торговля. Наоборот, чаще это сектор развлечения. Так, в 2020 году на IPO вышли 30 китайских компаний непосредственно из сферы развлечений и досуга, из них шесть в США, четыре в Гонконге, в том числе частные киностудии Huayi Brother и Bona. Скоро возможен выход на IPO киностудии China Film Group. То есть, с одной стороны, предлагаются размещения не самых привлекательных компаний, с другой стороны — онлайн-торговля практически объединяет все важнейшие сектора промышленности Китая. Статистика по КНР, помимо внешнего экономического сектора, свидетельствует в пользу покупки IPO компаний онлайн-сектора.

IPO в 2020 году

Восемь китайских IPO, размещенных на американской бирже, с прошлого года удвоились, в то время как 179 американских IPO показали рост, в среднем — около 30%. Первая ласточка 2020 года из сферы образования Tarena International только за один день торгов на Nasdaq выросла на 20%. Это лишь первое IPO из заявленных восьми китайских IPO на биржах США.

Подведем итоги. Из китайских IPO этого года можно рассматривать покупку акций трёх компаний:

JD.com —версия Amazon.com в Китае, вторая компания по величине интернет-торговли в стране—планирует привлечь 1,5 млрд $. В 2020 году за первые 3 квартала продажи JD.com равнялись 8 млрд. $, а за полный 2020 год 16,5 млрд $, что свидетельствует о динамичном развитии компании. Конечно, это не AMZN с выручкой в 74,45 млрд., однако, у JD.com 228 долларов на активный аккаунт, а у AMZN 346 долларов. Торговля через JD.com составляет 2,8% среднего дохода в Китае, против 1,9% от AMZN в США. Предполагается, что в 2020 году Китайская розничная торговля превысит впервые американскую, так что JD.com. может быть очень хорошим вложением.

Хеджируем свои риски диверсификацией, стараясь покрыть экономику Китая полностью, при этом полный уход в восточные акции не рекомендуется.

Брокеры, дающие бонусы за открытие счёта:
Понравилась статья? Поделиться с друзьями:
Бинарные опционы от А до Я для новичков
Добавить комментарий

;-) :| :x :twisted: :smile: :shock: :sad: :roll: :razz: :oops: :o :mrgreen: :lol: :idea: :grin: :evil: :cry: :cool: :arrow: :???: :?: :!: